pogovorim.by
Курс валют
У нас в гостях
Артем Михаленко
 Белорусский портал Pogovorim.by » Авторские статьи » Париж (женская история).
Париж (женская история).
категория:  Авторские статьи 25-08-2016, 10:33

Париж (женская история)

 

Каблучки Фи-Фи весело стучали по тротуару. Жизнь - сплошной праздник и удовольствие, если ты блондинка и живешь в Париже!..». Телефонный звонок заставил меня вздрогнуть, роман выпал из рук.

 - Лизавета! — раздался в трубке голос Катьки, моей лучшей подруги. - Чудесно, что застала тебя дома! Никуда не уходи, я скоро буду у тебя. Катерину я знала с детства, нас постоянно принимали за сестер, и, поступив в университет на отделение французского языка, бессонными ночами, уткнувшись носом в один конспект, мы готовились к сессиям. Я усердно грызла гранит знаний, а Катерина яркой бабочкой порхала над цветами удовольствий и развлечений. Я сдавала за нее экзамены, пользуясь нашим сходством, а Катерина занималась поисками богатого мужа. Веселая и яркая, она притягивала к себе мужчин словно магнит! Я же была лишь ее тусклым подобием. Странное дело! Вот вроде бы сходство явное, но я - серый воробышек, а она - белый лебедь! Белый лебедь недолго летал в одиночестве, и, едва успев получить диплом, Катерина была окольцована миллионером и нефтяным магнатом, господином Берниковым. Вопреки прогнозам недоброжелателей, наша дружба не прервалась. Хотя видеться мы стали реже. Катерина появлялась внезапно, нагруженная всевозможными подарками, проводила у меня дня два и исчезла, оставив шлейф французских духов. «Дз-нь!» — истошно заверещал звонок, и на пороге появилась Катерина в роскошном манто из полярной лисы. Подруга прошествовала в комнату, иронично хмыкнула, глядя на книгу, и внезапно пропищала:

 - Спасай меня! На тебя вся надежда!

 - Господи, Катя! Ну, о чем речь, конечно!


 Подруга небрежно сбросила на пол роскошный мех и уселась в кресло, продемонстрировав изумительные ноги во всей красе.

 - Помнишь Генку рыжего? Ну, того, с геологического, мою самую большую любовь?

 Я что-то смутно припоминала и утвердительно кивнула. Катерина закурила тонкую черную сигарету и продолжила.

 - Верников на месяц уезжает в США, а тут Генка со своей любовью вылез из тайги и жаждет встречи.


 Я насторожилась:

 -Ну и?

 - Вот тебе и «ну и!» Верников, ревнивый как мавр, отправляет меня на месяц в Париж, так как слышал наш разговор. Генка в Париж поехать не может, нет паспорта, там Боб Хаит, тоже большая любовь! Выход один: Генка остается со мной, а в Париж едешь ты! По моим документам!

 - Да ты с ума сошла! В паспорте же твоя физиономия. Ты что, надеешься на мифическое сходство? Нет никакого сходства! — возмущалась я. - Единственное, что нас роднит, это цвет волос! Ты блондинка и я тоже, все остальное — миф!


 Катька зашипела:

 - Это ты блондинка? Ты — Мисс Хмурое Утро! Гордое звание «блондинка» принадлежит только мне! - и она эффектно тряхнула шевелюрой цвета венецианского золота.

 - Меня разоблачат и посадят! - обреченно твердила я.

 - Ерунда! Перекрасим волосы, нацепишь темные очки, губы нарисуем ярко-красные. Увидишь, как мужики будут глазеть! И уж не на твою прекрасную тушу, это точно!

 Посещение салона повергло меня в шок — из зеркала смотрела яркая блондинка с каскадом сияющих золотых волос.


 - Нужно нарядиться так. чтобы на твою физиономию смотрели поменьше, а на шмотки - побольше. Мех нужен эффектный, но легкий, в Париже, милочка, уже весна! О. вот это будет в самый раз - манто из черной пантеры с отделкой из горностая, алый шелковый шарф на голову, перчатки из кожи питона и вот эти изумительные лакированные лодочки на высокой шпильке!

 - С ума сошла! Снег на улице! Катька выразительно покрутила алой туфелькой у виска:

 - Да ты совсем дурочка! Дамы моего ранга пешком не ходят, будешь на такси кататься! Вот тебе деньги, десять тысяч евро, трать спокойно, вернешься, еще дам!

 - Когда лететь-то? - спросила я, замирая от страха.


 - Самолет через два часа!

 Ноги вдруг подкосились, и я плюхнулась в кресло.

 - Да не бледней, я тебя что, к стоматологу отправляю? Едешь в Париж! Город-мечта! Кстати, там живет моя самая большая любовь. Ах, какой волшебный был роман! Он называет меня Катрин Верни - правда, мило? Но все уже в прошлом, я его отшила! Жить будешь в «Георге V». «Жила себе тихо, мирно, спокойно. Нормальная домашняя девочка, больше всего на свете дорожившая уютом. Ну и какого черта я тащусь в этот самый абсолютно ненужный мне Париж, да еще по чужому паспорту?!» - безвольно размышляла я. сидя в салоне автомобиля.


 Сверкающий огнями аэропорт появился внезапно, засияв в ночи фантастическим городом будущего. Неуклюже загребая ногами, я едва поспевала за Катериной.

 - Главное — пройти паспортный контроль! Улыбнешься офицеру и скажешь: «Вау! Какой красивый мальчик!» — Катерина больно ткнула пальцем под ребро. - Ну, с богом!

 - A y! — жалобно пропищала я, походкой пьяного матроса подходя к стойке на полусогнутых ногах.

 - Что за «ау»? — строго спросил молоденький офицер, брезгливо глядя на меня. («Набралась, бездельница, до поросячьего визга», - явно читалось в его обличительном взгляде.) — Проходите!


 Я оглянулась: Катька веселой мартышкой в восторге махала мне рукой. — «Счастливо!»

 А в Париже и вправду была весна! Ночной воздух теплым, нежным поцелуем коснулся моих щек. Я ехала в такси, не веря своим глазам: неужели я в Париже? Неужели получилось? Эйфелева башня золотой шпилькой вонзалась в ночное небо, расцвеченное яркими огнями, по Сене изящно скользили пароходики, призывно сияли витрины и вывески ресторанов. «Завтра я окунусь в эту чужую и заманчивую жизнь», - мечтала я, свернувшись клубочком на широкой кровати. Утром я отправилась в поход по магазинам. Неделя пролетела сказочным сном, но смутное чувство тревоги, кольнувшее сердце в первый, же день, не отпускало. Я знала все свои недостатки: нерешительность, доверчивость, но моему инстинкту самосохранения позавидовал бы даже тамбовский волк! Итак, за мной следили! Причем с первого же дня парижской авантюры. Я нервно обернулась - свертки и пакеты посыпались на тротуар. «Что ж, я согласилась жить чужой жизнью, носить чужое имя, но зачем мне нужны чужие неприятности? Или они уже стали моими?» - думала я, дрожащими руками собирая свертки.


 - Мадемуазель! - раздалось где-то над головой, я посмотрела вверх, и мои покупки опять оказались на тротуаре. - Вам помочь? - незнакомец самого роскошного вида небрежно поигрывал связкой ключей. Таких красавцев я видела только на страницах модных журналов, а в Париже подобное великолепие ходило по улицам! Растерявшись, я отрицательно замотала головой, судорожно сгребая покупки. Красавец равнодушно пожал плечами и, сев в ярко-красную «Ламборджини-Дьябло», умчался по направлению к Елисейским Полям. Ночью я плохо спала, а утром решила снять номер в какой-нибудь дешевенькой гостинице, а сюда только наведываться. Не хватало еще только столкнуться нос к носу с Катькиной парижской любовью, тем более что газеты уже оповестили о прибытии в Париж мадам Берниковой. Я оставила покупки в «Георге V», а сама, нацепив свитер из ламы и легкий плащ, перебралась в крохотный отель на набережной Сены. Сразу стало легче дышать. Итак, сегодня я целый день гуляю по Монмартру! И это мне не снится! Вдруг прямо мне под ноги оранжевыми мячиками весело попрыгали по ступенькам крутой лестницы апельсины. «Один, второй, третий», - считала я, ловя ароматные плоды.


 - Мерси, мадемуазель! — услышала я знакомый голос и увидела вчерашнего красавца. Он растерянно улыбался и выглядел уже не столь надменно, как в нашу первую встречу. Его звали Антуан-Морис де Фонтенак, маркиз де Гранд Гур!

 - Катя! — пискнула я, протягивая ему руку и густо краснея. Через полчаса мы уже сидели в кафе и весело болтали о всяких пустяках.

 - Вы уже неделю в Париже и не видели «Джоконду»?


 Я снова густо покраснела. «Не дай бог, поинтересуется, чем же я занималась. Так и скажу - бегала по магазинам! Французы ведь по-джентльменски снисходительны к милым женским слабостям». Он понимающе улыбнулся.

 - Что ж, теперь я буду вашим гидом. Может быть, вы, прелестная Катрин, окажете мне честь, посетив мой фамильный замок?


 «Я, кажется, влюбилась!» - думала я, глядя на Антуана. Наверное, ни у кого не было такого изумительного гида! Две недели мы колесили по стране. Дворцы, мосты, парки, замки и города с вековой историей - незабываемые иллюстрации к его увлекательным рассказам.

 - Господи, сделай так, чтобы он меня поцеловал! Или хотя бы обнял! - молила я, но Господь оставался глух к моим грешным мольбам. Антуан был галантен и предупредителен, но не более того! - Господи, пусть он полюбит меня! - тщетно взывала я к равнодушным небесам, когда огненно-красная машина подвезла меня к «Георгу V».

 - Вот и все! Надеюсь, вы не жалеете о потраченном времени!

 - Вы подарили мне сказку! Мы еще увидимся с вами?

 Он усмехнулся:

 - А вы этого хотите?

 - Господи, конечно! — выпалила я.

 - Тогда послезавтра у колоннады Лувра, в 10 часов вечера.


 Я зашла в холл с пылающими от восторга щеками. «Стоп! — сердце тревожно сжалось. - Он подвез меня к «Георгу V». Почему?!» Обычно мы встречались на набережной у маленького отеля. Значит, он следил за мной с самого первого дня. Неужели любовь с первого взгляда? Боже, какое счастье!


 Целый час я стояла у колоннады дворца. Город, укутанный в густой туман, был похож на розу черного бархата, припудренную мягким светом золотистых огней. Он не пришел. Дурочка, глупая гусыня! Размечталась, поверила в придуманную самой же сказку: Париж, любовь, маркиз! Ну что за дурочка! Расстроенная, вернулась я в отель. Открыла двери и в ужасе замерла. На ковре, в самой нелепой позе, лежал господин Берников с кровавой дыркой во лбу, а возле его ног, уткнувшись лицом в толстый ворс ковра, лежала... Катя! Пышные, белокурые волосы, синий костюм - закричав, я выскочила вон.


 - Се ля ви, мадам! - сочувственно промурлыкал толстый полицейский. — Трагическое выяснение отношений, личность дамы не установлена. Мадам, примите мои искренние соболезнования!

 - Катрин, моя бедная девочка! Я опоздал, ах какая трагедия! - неизвестно откуда появившийся Антуан обнял меня за плечи, усадил в пахнущий сигаретами салон автомобиля. - Поживите в моем замке. Успокойтесь, соберитесь с мыслями. В Париже журналисты не дадут вам покоя, а я так люблю вас! Замок стоял в глубине парка и имел абсолютно нежилой вид. Дверь открывалась с трудом, и мы насквозь промокли. Черной пастью смутно темнел камин, украшенный мраморным бюстом Марии Антуанетты, высокомерной в своей беззащитности.


 Я поежилась.

 - Ваша комната рядом, выпейте вина, а я разожгу камин, будет тепло. Залпом, выпив стакан горячего вина, я зашла в комнату и, едва коснувшись щекой подушки, мгновенно уснула. Проснулась от ледяного холода. Камин погас. Осторожно ступая, я вышла в зал. За столом, уставленным бутылками, спал, положив голову на руки, Антуан. Мокрая рубашка сушилась у огня. Кроваво-красные блики бегали по полуобнаженному торсу, придавая зрелищу зловещий вид. Подойдя к столу, я замерла — на руке спящего, чуть ниже плеча, красовалась татуировка в виде сердца с надписью внутри - «Катрин Верни - навсегда!» Сердце замерло — я в ловушке! Он знал, что я не Катя! Он — враг! Выскользнув за двери, я помчалась к стоящему в начале аллеи автомобилю. Рванула дверцу, упала на сиденье и повернула ключ зажигания. Пули просвистели совсем близко.


 - Стой, вернись сейчас же, лучше по-хорошему!

 Но я уже вырулила на центральную аллею и помчалась по трассе туда, где золотистым сиянием светились огни Парижа. Въехав в город, я сбросила скорость и, проплутав часа два, подъехала к отелю. Тоненькая девушка метнулась мне навстречу: - Катя! Жива!

 - И ты жива! Слава богу! - целовала меня подруга в мокрые от слез щеки.

 - Собирайся в аэропорт, тебе нужно поскорее вернуться домой. Надеюсь, ты не влюбилась?

 Я смущенно запротестовала.


 - Вот и умница! Этот Антуан, он же Антон Маркисов, живет за счет богатых дурочек-соотечественниц. О, я тоже попалась на его крючок, но вовремя его раскусила. Негодяй пытался шантажировать, подкупил мою секретаршу. От нее-то и узнал, что я еду в Париж, но в аэропорту увидел очень похожую на меня девушку в моем манто из пантеры и все понял. Его план был прост. От твоего имени он вызвал меня и мужа в Париж. Спас меня туман на дорогах — я задержалась. Ну а Берников с секретаршей примчались вовремя, и были застрелены в номере. Секретаршу Берникова он принял за меня!


 - Какой ужас! А я в это время, задравши голову, как дурочка, пересчитывала колонны Лувра!

 - Не перебивай меня! Устранив «нас», он бы принялся за фальшивую Катерину. Сценарий прост: бурно протекающий роман, свадьба, ну а потом несчастный случай, и безутешный вдовец остается один на один с миллионами.

 - Отдай мне мой паспорт! - я обиженно зашмыгала носом.


 - Не страдай, подруга! Бери пример с меня - любовник чуть не убил, муж изменял со всем, что движется, а я цвету всем назло! Приду в себя, залижу раны, и мы с тобой рванем в Лас-Вегас! Оттянемся по полной! «Ну, уж нет! - думала я, поднимаясь на борт «Боинга». Хочу домой в свой привычный, спокойный, но такой скучный мир! Ах, неужели мое чудесное приключение - обман и любовь, измена, убийство, погоня и стрельба - все в прошлом? Прощай, приключение! Прощай, Париж!» Самолет серебряной стрелой взмыл в бескрайнее небо. Я вновь раскрыла книгу: «Каблучки Фи-Фи весело стучали по тротуару».

 Ну, уж нет! Никаких Фи-Фи! Я вернусь, я обязательно вернусь и тогда...



Расскажите друзьям:
  • Комментариев: 0
  • |
  • Просмотров: 241