pogovorim.by
Курс валют
У нас в гостях
Артем Михаленко
 Белорусский портал Pogovorim.by » Авторские статьи » Неизвестная разведка. Зоя Ивановна Воскресенская-Рыбкина.
Неизвестная разведка. Зоя Ивановна Воскресенская-Рыбкина.
категория:  Авторские статьи 23-08-2015, 12:38

 

Неизвестная разведка. Зоя Ивановна Воскресенская-Рыбкина.

 

 

Известно, что о жизни и судьбе разведчиков-нелегалов общественность узнает исключительно после их смерти. Таковы правила тайной «игры». Не обошла чаша сия и легендарного Рудольфа Абеля. Та же история случилось с легендарной разведчицей Зоей Ивановной Воскресенской-Рыбкиной.

Зоя Ивановна Воскресенская умерла 8 января 1992 года, а впервые об ее подлинной жизни широкая общественность узнала 16 июня 1994 года, когда по ЦТ был показан документальный фильм «Гитлер-Сталин. Тайная война».

Зритель увидел не привычный образ успешной писательницы Зои Воскресенской, автора многочисленных рассказов и повестей, лауреата Госпремии и премии Ленинского комсомола, члена СП СССР, а матерую разведчицу-нелегала Зою Рыбкину, тонкого и умелого аналитика, сумевшего точно «вычислить» дату нападения гитлеровской Германии на СССР.

От дел разведки она отошла в далеком 1956 году, и все эти годы об ее прошлом никто и не догадывался, даже в близком окружении. Уйдя «на покой», Зоя Ивановна занялась творчеством, взяв свою девичью фамилию в качестве литературного псевдонима. Много писала для детей и... ни слова о разведке, хотя именно о ней она могла бы порассказать немало интересного.

Зададимся вопросом: что делает женщину-разведчицу успешным агентом? Во-первых, безусловно, привлекательная внешность, красота. Такая женщина всегда способна сделать так, чтобы мужчина потерял голову. Во-вторых, выдающиеся способности, широкий кругозор, знание языков, личное обаяние. Впрочем, это уже в-третьих, в-четвертых и в-пятых... И всеми этими качествами в полной мере обладала Зоя Ивановна Рыбкина. Это помогало ей вполне уверенно чувствовать себя рядом с сильными фигурами промышленности и политики в стане врага. Именно это обстоятельство позволило завладеть секретами первейшей важности, стать ценным агентом Москвы, поработать во славу разведки на самых «горячих» направлениях.

Начиналась ее карьера разведчицы с невеселого. В Москве, в 1929 году, когда Зое шел всего лишь 22-й год, ее личная жизнь дала трещину: она рассталась с мужем, бывшим крестьянином-батраком Казутиным. В это же время активная, боевитая комсомолка Зоя была направлена на работу в разведку. Всего полгода ушло на подготовку «в разведчицы» и - милости просим в Китай, в Харбин, в самое логово белогвардейщины. Учиться премудростям необычной профессии приходилось «по ходу дела», на принятом жаргоне - «в поле».

Тогда же ее Бог уберег от случайного провала. Заходит Зоя Ивановна с сынишкой Володей, очаровательным малышом, в парикмахерскую. Сама в женский зал, а сынишку - в мужской. И слышит, как парикмахер-эмигрант пытается разговорить сына. Вопросы безобидные: «Ты чей, мальчик?» Ответ: «Мамин». «А кто твоя мама?» И тут сынишка «выдает»: «Моя мама больше не коммунистка, а папа - коммунист, поэтому он остался в Москве». Провал? Вполне мог быть и провал, но обошлось. Парикмахер оказался бывшим профессором, интеллигентным и порядочным человеком.

 

В феврале 1932 года Зоя вернулась из Китая в Москву, но попросилась в Ленинград, полагая, что там работа будет интереснее. Трудилась в должности начальника отделения в иностранном отделе ОГПУ Ленинграда, курировала прибалтийские страны. Но жаркие события, разворачивавшиеся в Германии, потребовали ее присутствия в логове фашизма. Она поехала в Германию без конкретного задания, с целью загодя вжиться в среду, овладеть немецким языком и его австрийским диалектом, стать полноправной немкой. По легенде, она супруга «высокопоставленного эксперта», вхожего в высшие круги буржуазного общества. Вскоре она сама учится свободно входить в закрытые для многих двери. Но в конце 1933 года ее переориентировали на новое дело, предложив стать... любовницей.

Аркадий Жемчугов, написавший книгу «Шпион в окружении Андропова», очерк о разведчице Зое Рыбкиной назвал более чем интригующе: «Она не захотела стать Мата Хари». Тогда, в 1933 году, на Лубянке ей предложили поехать в Женеву с тем, чтобы познакомиться с неким генералом, сотрудником генштаба, а затем проникнуть к нему в постель. Планировалось «через постель» выведать у генерала планы нацистской Германии в отношении Франции и Швейцарии, а затем, пользуясь близком знакомством с ним, установить связи в армейских, политических и деловых кругах. Что на это могла сказать целомудренная красавица? Ответ был примерно таков: «Я стану его любовницей. Задание выполню, но потом пущу себе пулю в голову». И это было сказано настолько серьезно, что те, кто давал это задание, ничуть не усомнились в том, что все так и будет. Рассудив, что живой она принесет разведке больше пользы, начальники придумали новое задание. Надо было поехать в Ригу, стать гражданкой Латвии. Потом перебраться в Вену, заключить фиктивный брак, потом с мужем перебраться в Турцию, по пути искусно поссориться, развестись и одной осесть в Турции, основав там частный салон моды. Но операция сорвалась еще в Вене. Запланированный «муж» так и не явился в назначенное время.

Лето 1935 года. Хельсинки. Зоя - заместитель резидента под прикрытием «Интуриста». В предвоенные годы советское руководство оказывало Финляндии первостепенное внимание. Финляндия, по мысли Сталина, вполне могла стать буфером между Германией и СССР. Хорошо бы было заключить с Финляндией «Пакт о ненападении, экономическом и военном сотрудничестве в случае агрессии третьей стороны». Но на какие силы в самой Финляндии можно опереться, и есть ли там такие силы? На все эти животрепещущие вопросы и должна была дать ответ разведка. И Зоя блестяще справилась с этим заданием, проникнув в ряды интеллектуальной элиты столицы. Тогда же туда был направлен ее новый шеф, консул Ярцев, настоящая фамилия которого была Рыбкин. И вскоре с разрешения Центра они стали мужем и женой. Зоя Ярцева блистала среди высокопоставленной финской публики, покорив элиту не только красотой, но и незаурядными способностями, не женским интеллектом. Ее главным информационным источником стала выдающаяся финка Хэллу Вуолийоки, магистр философии, драматург, удачливый предприниматель и политический деятель.

 

Тогда же было негласно передано сто тысяч долларов Партии мелких хозяев - с целью укрепления нейтральной к СССР финской части общества. С помощью Рыбкиной был проведен зондаж о заключении столь важного для СССР «Пакта». Но тогда явного успеха добиться не удалось, зато в 1944 году, благодаря этой работе, желанный мирный договор с Финляндией был достигнут.

Зое Ярцевой удалось через знаменитую финскую подругу выйти на выдающегося датского физика Нильса Бора и в ноябре 1945 года склонить ученого к сотрудничеству. Тогда же советские разведчики Василевский и Терлецкий на встрече с антифашистом-физиком добыли столь необходимые СССР атомные секреты. Зоя Ярцева выезжала в Осло для передачи агентам паспортов, шифров и денег, на что требовалось огромное личное мужество. Приходилось ей лично общаться в Стокгольме «по работе» с послом Александрой Коллонтай, которая вначале отнеслась к ней холодно, но со временем убедилась в ее выдающихся деловых качествах.

Весной 1941 года фашистская Германия провела широкомасштабные военные учения «на случай затяжной войны», а еще раньше в ее военных «игрищах» принимал активное участие агент Абвера и бывший белогвардеец граф Нелидов, который потенциально был ценным источником информации о планах наступления вермахта на СССР. Он был арестован в Польше в 1939 году и передан в руки НКВД. Им-то и занялась опытный психолог Зоя Рыбкина, сумев расположить графа к даче правдивых показаний, а позже и к сотрудничеству. Результат? Он великолепен - Нелидов правильно рассчитал, что на пятый день войны немцы могут быть в Минске. Так оно на самом деле и получилось. К июню 1941 года граф вычертил карты-схемы основных ударов немцев в предстоящем наступлении на СССР. И ни в чем не ошибся! И это была победа советской разведки, умелая работа Зои Ивановны Рыбкиной.

Осенью 1941 года в Стокгольме Зоя Рыбкина и ее муж-агент Ярцев работали на пару и пользовались большой популярностью в среде шведских дипломатов. Главным образом благодаря красоте и шарму Рыбкиной. Им удалось установить следующее: немцы зондируют возможность заключения мирного соглашения за спиной СССР с США и Великобританией. Ценной была информация и о том, что немцы расширяют производство «тяжелой воды» и тайно транспортируют ее в Германию для создания сверхсекретного оружия. К заслугам четы разведчиков следует отнести и удачную секретную сделку о поставках в Советский Союз высококачественной шведской стали, за которую шведы получили русскую платину. И это притом, что Швеция была нейтральным государством.

Но неисповедимы пути-дороги разведчика. 27 ноября 1947 года при невыясненных обстоятельствах, но «при выполнении служебных обязанностей» погиб горячо любимый муж Зои Ивановны, агент Ярцев. Выяснить обстоятельства трагедии Зое Ивановне так и не удалось. Ей объявили об автомобильной катастрофе, но за правым ухом она обнаружила пулевое отверстие.

В 1951 году Сталину пришла идея создания нового буфера, теперь уже между СССР и США. И таким буфером по его замыслу должна была бы стать ГДР. Этим вопросом вплотную занялись летом 1953 года. И опять зондаж по этому вопросу был поручен начальнику немецкого отдела разведки полковнику Зое Ивановне Рыбкиной. Результатом ее работы стали секретные переговоры между Москвой и Бонном. Но неожиданный арест всесильного Лаврентия Берии поломал многие планы разведки.



Расскажите друзьям:
  • Комментариев: 0
  • |
  • Просмотров: 486