ЛЕНТА

Максим Маковчик: Сложно не дать отклик на статью об отрицательных ставках в Европе...

Авторские статьи  •  18-02-2020, 15:59

Расскажите друзьям:Загрузка, подождите...

 Максим Маковчик

 CFO, economist, translator

 driver, connoisseur 

 Страница автора в Facebook

 

Сложно не дать отклик на сказанное об отрицательных ставках в Европе в материале TUT.BY: «Завидовать им не нужно». В Дании появилась ипотека под 0%. Возможны ли такие ставки в Беларуси?»

 

Кратко о предмете: в некоторых странах Европы можно взять кредит на жильё, за который тебе ещё доплатят, хорошо это или плохо, и как на это смотреть белорусам. Давайте рассмотрим сказанное.

«Завидовать им не нужно» - говорится в заголовке статьи. Стоит ли стремиться к такому же состоянию экономики или нет - вопрос совершенно не эмоциональный, а технический. Давайте смотреть по существу.

 

Цитата: «Сильно завидовать странам с отрицательными процентными ставками не нужно. Они свидетельствуют о достаточно кризисной ситуации в экономике. А именно — об исключительно низкой инфляции, которая может привести к дефляционному кризису, и о том, что компании и физлица стараются не брать кредитов, потому что не уверены в своем экономическом будущем».

 

Т.е. автор хочет сказать, что в Дании, Швеции, Швейцарии и Японии (страны с отрицательными ключевыми ставками) «достаточно кризисная ситуация в экономике»? Много ли стран с большими удельными ресурсами на душу населения и более высоким уровнем жизни и ECI (Economic Complexity Index - индекс, отражающий эффективность производства и качество управления, в котором Япония и Швейцария занимают первое и второе место, Швеция - пятое, Дания - девятнадцатое из ста двадцати девяти стран рейтинга)? Нет, совершенно очевидно, что речь о странах с очень развитой и эффективной экономикой. В данном случае даже не обязательно быть экономистом, чтобы сделать такой вывод. Так где же кризисная ситуация? Её нет.

 

Исключительно низкая инфляция - нежелательно? Сложно согласиться уже потому, что если что-то однозначно нежелательно, так это высокая инфляция, из-за неё, например, Беларусь пережила уже три деноминации и рубль номинально уменьшился в 100 000 000 раз за 24 года. Соответствующим образом номинально уменьшились бы и накопления, держи их кто-то такой срок в этой валюте. 100 000 000 белорусских рублей в 1999 году были эквивалентны 355 тогдашним долларам США. Убираем ноли, ушедшие с тремя деноминациями, и получаем один рубль, эквивалентный 0,5 долларам США в 2019 году. Итого обесценение рубля к доллару составило 710 раз за 20 лет. Если включить в этот расчёт 1992-1998 год, будет в разы печальнее: только за 1995 год рубль обесценился в 15 раз. Для оценки инфляции самого доллара сравним цены на золото за 1999 и 2019 год. Это 279 и 1500 долларов по NYSE. Обесценение доллара составляет тогда 5,38 раз. Соответственно, обесценение рубля к золоту составило 3820 раз. Конечно, можно ещё воспользоваться индексами потребительских цен, но сопоставление с золотом видится, как минимум, не менее надёжным и уж точно более прозрачным. Существует ли у экономической системы государства более важная функция, чем повышение благосостояния народа и государства? Маловероятно. Итого - низкая инфляция это нежелательно?

 

Несколько слов о дефляционном кризисе. Дисбаланс объёмов денежной массы и производимых товаров и услуг может приводить не только к инфляции, когда денег количественно всё больше и больше, и за тот же товар надо отдавать всё большую сумму (к чему привыкли белорусы и не только), но и к дефляции, при которой величина денежной массы растёт медленнее, чем объём производимых страной товаров и услуг, которые за эти деньги можно приобрести. В итоге, деньги становятся «редким товаром», и за ту же их величину предлагают всё больше реальных товаров. Курс национальной валюты по отношению к другим растёт (а не падает, как в случае инфляции), и сохранённые денежные сбережения становятся всё более ценными при обмене на реальные товары. Интересно, что бы было при увеличении покупательской способности белорусского рубля в 3820 раз за 20 лет, а не таком же его обесценении.

 

Далее: «компании и физлица стараются не брать кредитов, потому что не уверены в своем экономическом будущем». Если компании и физлица Швейцарии и Японии и не берут кредитов, то точно не по причине неуверенности в том, что смогут их отдать. Да, в этих странах тоже непросто создать бизнес и вернуть взятые деньги, но дело тут в конкурентной среде, менеджменте и технологиях, а отнюдь не в потенциале к получению прибыли. Для полярного примера: в каком-нибудь райцентре Беларуси кредиты для создания бизнеса не берут (будь это даже возможно) скорее по противоположной причине - в этой экономической среде просто нет денег: заработки людей (потенциальных покупателей вашего продукта) настолько низки, что залезть в их потребительский бюджет крайне сложно из-за скудности и ограниченности его самым насущным. Справедливо ли это по отношению к жителям Швейцарии? Разумеется нет, и не надо говорить тогда о «неуверенности», или стоит хотя-бы пояснить такое туманное выражение. Если это и неуверенность, то точно не неуверенность белоруса, которому могут внезапно, как пример, срезать зарплату или взвинтить стоимость коммунальных услуг. А когда белорус читает «неуверенность» в подобном контексте, он объяснит её знакомыми для себя категориями, что будет полностью ошибочно в данном случае.

 

Из разряда курьёзов, цитата из википедии о дефляции:

 

«причины этой затяжной «болезни» [дефляции] в целом экономической наукой пока не установлены».

 

Неужели!? Все институты и умы мира бессильны перед объяснением явления системы (экономики), которую можно вдоль и поперёк изучить, и обсчитать всё что угодно в любых ракурсах? Возможно ответ просто неудобен?

 

Оттуда же:

 

«В период после 2000 года в ряде стран (прежде всего в Японии, США, Евросоюзе) наблюдается тенденция к снижению учётных ставок (вплоть до отрицательных значений), но это не приводит к существенной инфляции, или даже сопровождается дефляцией».

 

А может быть предположения «деньги дешёвые = деньги обесцениваются» и «деньги недоступны = деньги растут в цене» заведомо уводят внимание от основного вопроса? Возможно, связь инфляционно-дефляционных процессов, величины денежной массы, динамики ВВП и внешней торговли и прочие факторы экономики страны несколько сложнее, чем эти топорные предположения? Если посмотреть так, то да, снижение учётных ставок совершенно не обязано провоцировать инфляцию. В каждом университете Беларуси поясняют неявный тезис о саморегуляции экономики и непреложности «экономических законов» примером о росте цены цветов на восьмое марта. Но только забывают сказать, что стихийный явлений в экономике по определению нет: всё измеряемо, прогнозируемо и управляемо решениями людей. От цен на цветы в Каменной Горке по праздникам, до экономических взлётов и падений целых государств. Просто надо иметь соответствующую квалификацию для управления данными процессами.

 

Автор совершенно верно обращает внимание на самый ключевой вопрос (как минимум в случае Беларуси): процентную ставку центробанка. Как раз она и делает возможным такую привлекательную ставку по кредитам. Указанные страны просто перенасыщены деньгами, вследствие так или иначе сильной экономики, и доступность денег действительно представляет там такой ценности, как, например, в Беларуси.

 

Но почему же в этом же материале не задаться вопросом о том, почему ключевая ставка подобных «богатых» стран находится около ноля, а в Беларуси она 9,5%, в России 7,25%, в Украине и Турции 17% и 19,75% соответственно. Литература говорит, что центробанки выбирают то или иное значение ключевой ставки «в зависимости от различных факторов». Какие это факторы и почему внутренним документом центробанка устанавливается значение в именно столько процентных пунктов? Некоторые пояснения сделать можно, но, боюсь, прямых и развёрнутых ответов публично никто не даст. Но разве не любопытна корреляция «чем богаче страна, тем ниже процентная ставка», которая чётко прослеживается в подавляющем большинстве примеров? Конечно, чем доступнее деньги, тем доступнее капитал, и тем больше потенциал для роста экономики. Чем деньги дороже, тем потенциала для роста меньше, ведь всё заработанное придётся отдать банку, а не оставить себе или реинвестировать. Разве это сложно для понимания и не заслуживает упоминания?

 

Конечно, стоит упомянуть о таком препятствии, как рейтинг инвестиционной привлекательности страны. Имея низкую процентную ставку вкупе с высоким страновым риском ни одна страна не привлечёт ресурсы через, например, гособлигации. На момент осени 2019 года Беларусь занимает в нём 82-е место, между ЮАР и Гондурасом. Но вопрос «почему мы занимаем в рейтинге именно такое место?» адресован почти исключительно к нам же самим. Если наша судебная система будет справедливой, экономика госсектора эффективной, рубль перестанет периодически обваливаться и так далее, мы можем оказаться на совершенно другом месте. Кто делает или не делает всё это если не мы сами? Существуют и другие аналогичный факторы, препятствующие снижению ставки рефинансирования в текущем режиме.

 

Второй фактор, упомянутый автором: «спад кредитования, когда люди не видят, на что они могут потратить эти деньги и не заинтересованы в покупке жилья». Люди в указанных странах не желают приобретать что-либо при доступности ресурсов, скорее потому, что имеют, в большинстве случаев, всё самое необходимое, в том числе - деньги с избытком. Остаётся инвестирование. Именно из-за низких процентных ставок в своей стране, в западной Европе физлица и компании этого региона вкладываются в недвижимость в Польше и других странах и прочее. В их странах получить прибыль от вложений гораздо сложнее, ввиду не только низкого процента, но и очень развитой бизнес-среды и высококонкурентного рынка. Также сложно, на мой взгляд, поспорить с предположением о том, что люди не заинтересованы в покупке жилья именно потому, что оно у них уже есть, что справедливо скорее для граждан этих стран, чем для белорусов. Белорусы скорее возьмут кредит на жильё под любые проценты (лишь бы он был доступен), чтобы обеспечить им свою семью, и это совершенно не вопрос денежного инвестирования. Разве для кого-то секрет, что цена квартиры в центре Минска и виллы в Испании на берегу моря примерно одинакова? Разве кто-то не слышал про спад населения в западных странах и особняки в Италии за 1 евро? Белорус же работает на трёх работах, чтобы получить возможность взять крайне дорогой кредит и, пусть даже такой ценой, поселить куда-то свою семью.

 

«Банки не могут выдавать кредиты, поэтому им приходится держать деньги на счетах в центральном банке, а там, в свою очередь, отрицательная ставка».

 

Разумеется, отрицательная ставка при перенасыщенности экономики страны деньгами подталкивает агентов экономики к экспансии и инвестированию, как и говорят западные источники. Она просто выталкивает избыток денег из страны и отправляет «на завоевание» других экономик, которое потенциально вернёт обратно ещё больше денег, либо, и, что более важно, неденежных активов: например, влияние одной страны или компании на другую, через выдачу ей займов на каких-либо условиях. Всем известно, что внешний долг Беларуси перед, например, Россией и Китаем очень значителен, и не удивляют ли на фоне этого значительные экономические и социальные преференции агентам этих стран в Беларуси? И, после этого, отрицательная ключевая ставка - не так уж и хорошо?

 

По словам автора, «нам об отрицательных или нулевых ставках ‘мечтать пока не стоит’». Предположим, что это так, но почему? Почему в центробанке одной страны его глава подписывает документ с одним значением, и это влияет на экономику всей страны, а в центробанке другой страны с другим? Конечно, есть существенные факторы, связанные с тем или иным решением, но, как мы помним, речь идёт о «различных факторах», которые, на деле, не слишком раскрываются и всегда, в конечном итоге, находятся под управлением правительства. Разумеется, это не произвольное решение, и можно принять, что, в конкретных условиях, существует некий разумный (опять же, с какой-то точки зрения) коридор, но выбор минимального и максимального значения (пусть даже в его рамках) будет либо сдерживать экономический потенциал (вплоть до изъятия в качестве процентов большего объёма прибыли, чем предприятия потенциально могут получить в условиях данной экономики), либо поможет предприятиям раскрыть свой потенциал, изымая в виде процентов минимум и позволяя реинвестировать прибыль и повышать благосостояние.

 

Говоря «мы от этого очень далеки», разве не стоило задаться вопросом «почему». Что мешает нам, а точнее, не нам, а неподконтрольному правительству институту, управляющему белорусской экономикой, установить иную ставку процента? Конечно, найдутся факторы в пользу любого решения, но не было бы интересно озвучить их максимально открыто обществу, жизнь которого долгосрочно регулируется подобными решениями? Мы привыкли скорее наблюдать за изменением ставки рефинансирования и скачками курса, как 2-го января 2009 года. Конечно, любое событие можно, правомерно или неправомерно, пояснить множеством «существенных, и непонятных обывателю причин», но, в итоге, все решения и события, влияющие на благосостояние людей, от этих самых людей скрыты почти непроницаемой пеленой, и разве можно сказать, что это, само по себе, нормально?

 

Также в материале можно прочесть о том, что в Швеции и Германии можно без особых проблем оформить ипотеку 200 тысяч евро даже в преклонном возрасте, заселиться и выплачивать 500 евро в месяц при зарплате в 3000. Далее следуют слова «Советскому человеку это трудно представить, и мне горько, что нам этого ждать еще не скоро». Разве не интересно подумать над этими словами, задаться вопросом о том, в ком автор сегодня предлагает видеть того самого советского человека, и, раз уж он предполагает, что ждать подобного не скоро, то почему!? Это напоминает сатирический диалог о российской экономике:

 

  • • Где триллионы долларов от продажи природных ресурсов России, что получил с них народ?!
  • • У вас нет образования, чтобы это понять.

 

И, как будто бы, задаваться такими вопросами не нужно, дескать, раз человек «советский», то пусть сидит, молчит и не задаётся вопросом, есть ли из него выход, или, на худой конец, как он в нём оказался. О нет, эта ситуация (какова бы ни была её степень), как в случае России, так и в случае Беларуси, полностью рукотворна, и, при желании, можно прекрасно понять, что происходит и почему мы имеем то, что имеем. Для меня, как белоруса и гражданина Беларуси, это крайне важно.

0
0
2
0
0

  • Комментариев: 0
  • |
  • Просмотров: 2660