Белорусский форум Pogovorim.by

Новости, обсуждение актуальных событий в Беларуси и мире, объявления, советы
Текущее время: 01 окт 2020, 16:35

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 17 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Харуки Мураками
СообщениеДобавлено: 20 ноя 2007, 00:17 
Не в сети
Пользователь
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 ноя 2007, 22:16
Сообщения: 22
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Изображение
Вот, если кто-нть когда-нть сталкивался с етим автором и не остался равнодушен.

Про Америку точно известно, что ее открыл Колумб. Про Японию ничего подобного сказать нельзя, никто ее не открывал. Это она сама открывается всем нам — так и тогда, как и когда сочтет нужным. В очередной раз ее открыл миру писатель Харуки Мураками в середине 90-х. Безумный успех, фантастические тиражи — и абсолютно новая Япония. А нам писателя Мураками открыл переводчик Дмитрий Коваленин. И потому вполне логично, что первое интервью для российских читателей взял у Мураками как раз Коваленин.

Я никогда не задумывался, о чем бы спросить Мураками. Столько лет носился с ним, а о чем при встрече спросить, даже не представлял. Ну в самом деле, что я ему скажу? "Классно у вас получается, давайте дальше!" А он мне в ответ: "Хай!", в смысле "угу". И мы разбежимся в разные стороны — он дальше романы писать, а я их — дальше переводить... Примерно такая картинка вертелась в моей голове много лет, из-за чего я, когда жил в Японии, к этой встрече особенно не стремился. Человек занятой, зачем отвлекать? Чем со мной болтать, пусть лучше еще полстранички напишет... Судьба, впрочем, распорядилась иначе.

— Мураками-сан, вы известный переводчик американской литературы. Что бы вы сами спросили у Фицджеральда или у Карвера, если бы с ними встретились?

— Ну... Я в этом смысле ужасно робкий человек. И никогда не думал о том, чтобы с кем-то из них встречаться. Но с Реймондом Карвером, которого я переводил, мне пообщаться удалось. Лет двенадцать назад это было. А через несколько лет он скончался от рака. И я подумал: как здорово, что мы успели поговорить, у меня об этом очень теплые воспоминания. И теперь, когда я перевел его всего — шестьдесят с чем-то рассказов, — я понимаю: не будь той встречи, я и переводил бы его по-другому. Потому что я работал, помня, что он за человек... Так что я не думаю заранее, с кем хотел бы встретиться. Я думаю: здорово, что встретился, если это все-таки произошло.

Мы сидим у него в офисе на Аояма, в небольшом здании рядом с Музеем искусств Нэдзу — как раз там, где больше всего любил шататься по вечерним улицам герой "Охоты на овец". Атмосфера вокруг совершенно не офисная: все стены в дереве и в книгах. И очень много свободного места. Посреди комнаты — огромный стол (столешница, по-моему, из цельного куска дерева). На столе — мой "cultural message" из России: несколько компакт-дисков ("Навигатор" Гребенщикова, "Воробьиная оратория" Курехина, "Жилец вершин" Аукцыона и т. п.) плюс "Андрей Рублев", которого он "пока не смотрел, но посмотрит обязательно", с японскими субтитрами, на DVD. Он вертит в руках синенького "Навигатора", по-детски шевелит губами, а потом спрашивает:

— А что, русский и греческий алфавиты схожи? Я ведь в Греции долго жил...

Я рассказываю ему, наверное, самую короткую в мире лекцию о Кирилле и Мефодии. Он кивает и зачитывает вслух:

— А-ква-ри-ум... Правильно?

В разговоре у него очень малоподвижное лицо, отчего мне сначала немного не по себе. Но чем больше он говорит, тем с ним уютнее. Как и в своих романах, о сложных вещах он говорит очень просто, повседневными словами, не эпатируя, вполголоса, чуть глуховато. И совсем чуть-чуть улыбаясь — как будто слегка "подкалывая" и себя, и меня за то, что приходится, никуда не денешься, играть наши роли "писателя" и "журналиста".

Его секретарша, очень миловидная женщина средних лет, без всякой традиционно японской женской услужливости приносит нам каких-то плюшек-печенюшек и кофе. Я набираюсь духу и начинаю:

— Так вышло, что вплоть до конца 90-х годов самыми современными японцами для русских читателей оставались Кобо Абэ и Кэндзабуро Оэ. Хотя наиболее известные свои вещи и тот и другой создавали примерно в 70-е годы. Иначе говоря, тридцать лет подряд русские не представляли себе, что японцы читают, о чем думают, о чем грустят и над чем смеются. Но вот в 1997 году в России появилась "Охота на овец". Около года текст просто висел в русскоязычной сети и лишь потом, уже "раскрученный", появился на бумаге. Вам известно, что вы первый автор, открывший русскому читателю окно в сегодняшнюю Японию? А также первый в мире писатель, который завоевал Россию по интернету?

— Вот как? Это интересно, я об этом не знал... Большое спасибо.

— Вы будете смеяться, но многие в России, прочитав ваши книги, не хотят верить, что вы японец. Известно, что вы чуть не треть жизни прожили в Европе и США. К кому вы сами себя причисляете как писателя? Чего в вас больше, Японии или мира?

— Дело в том, что японские мифы по структуре отличаются от мифов Европы. Взять, например, миф об Орфее. У него умирает жена, он идет в царство Тьмы, чтобы встретиться с нею, переправляется через реку... В Японии тоже есть такой миф, очень похожий. Но у европейцев Орфей очень долго путешествует, поет песни изо всех сил, упрашивает лодочника, терпит лишения всю дорогу. А в японском мифе — захотел попасть в подземное царство — и ты уже там. Оно же прямо у тебя под ногами! Никакой дистанции между здесь и там нет...

— То есть кто это решает? Или он сам, когда захочет, может туда попасть?

— Да-да, он сам и решает. Но у европейцев здешний мир и тамошний очень четко разделены, и, чтобы туда попасть, ему приходится порядком постараться и помучиться при жизни. И в этом смысле мое ощущение — что мы можем, когда хотим, очень легко туда проскользнуть, — пожалуй, все-таки ближе к японской мифологии.

— Но тогда встает вопрос о Судьбе. О том, можем ли мы контролировать своей волей, попадать нам туда или нет.

— Бывают разные ситуации. Иногда можем, иногда нет. В своих романах я описываю и те, и обратные ситуации. И мне кажется, в моем случае я все контролирую сам, просто не знаю об этом. Это происходит где-то у меня в подсознании. А подсознанием моим управляет не Бог и не Судьба, а Повествование. Та или иная история. Для меня Повествование — это что-то вроде внутренней энергии, которая за меня все решает... В общем, чем больше я буду об этом рассказывать, тем дальше мы будем забредать в миры Карла Густава Юнга. В миры, где существует Мандала воли. Но определяет эту Мандалу некая энергия человеческого подсознания. По крайней мере, мне очень сильно так кажется.

— В этом смысле можно ли считать вас атеистом?

— Ну, в общем... Хм-м... Просто мой отец был кем-то вроде буддийского священника.

— Да? А разве не школьным учителем?

— Ну, он вообще-то учитель, но параллельно был и священником. А дед мой владел небольшим храмом в Киото, до сих пор этот храм стоит... Так что в моем воспитании было очень много всего из буддизма. И хотя сам я человек не религиозный, но на психологическом, подсознательном уровне от предков, конечно, сильное влияние получил.

— Тогда такой вопрос. Если он покажется вам слишком личным, я его тут же сниму... Почти нигде в ваших романах до сих пор не говорится о родителях и детях. Кроме, разве, "Дэнса", но и там герой возится с чужой семьей, своей у него нет. Такое впечатление, будто вы сознательно избегаете этой темы. Что это, часть какой-то философии — мол, все мы дети до самой смерти — или же здесь какие-то личные причины?

— Конечно, это личное. Я вовсе не хочу оставаться "ребенком по жизни". Просто я не очень люблю семью как понятие. Не люблю, хотя от этого никуда не денешься. Из детства у меня мало что осталось в памяти о семье, и мне всегда было гораздо интереснее пробираться по жизни в одиночку. Детей у меня нет, на то свои причины. Всей семьи — жена да я. Захотелось куда-нибудь за границу — сорвались, уехали да живем сколько влезет...

— Значит, не "все мы чьи-нибудь дети", а наоборот, "никто никому не ребенок"? Ведь не случайно и тема дома, возвращения домой, у вас всегда очень буддийски-условна. Многих русских читателей особенно заинтересовало, что и в "Овцах", и в "Дэнсе", да и в последнем вашем романе дом для героя — это всегда что-то преходящее, временное: бар, отель, библиотека...

— Я не хочу ничему принадлежать, вот в чем дело. Ни фирме, ни группе, ни фракции, ни литературному объединению, ни университету... До сих пор я неплохо жил без всего этого и слишком к такой жизни привык.

— Но именно такой подход к жизни — и в Японии, и в России, и вообще много где — в последнее время особенно популярен у молодежи, вы не находите? Посмотреть на токийских 20-летних — тоже мало кто вербуется в фирмы или университеты, все стараются устроиться на подработку в какой-нибудь бар или "Макдоналдс" и "никому не принадлежать". Может, как раз поэтому ваши книги любит столько молодежи в самых разных уголках мира, как вы думаете?

— Ну, я начал писать двадцать лет назад, и тогда меня читали в основном люди от 20 до 35 лет. И теперь, двадцать лет спустя, возраст моих читателей примерно такой же. То есть моя аудитория не меняется. Почему так происходит? Видимо, у меня есть способность схватывать и передавать именно те чувства тревоги, недовольства, фрустрации, те идеалы, те радости, которыми живут люди этого возраста.

— Значит, пройдет еще двадцать лет, и вас по-прежнему будут читать именно 20-30-летние?

— Кто его знает, что будет дальше... Обычно писатели стареют вместе со своими читателями. Например, когда Кэндзабуро Оэ был молод, его читала молодежь. А сейчас ему под семьдесят, и возраст его аудитории гораздо старше — лет сорок и более. А у меня хоть и есть читатели, которые стареют вместе со мной, но в основном, повторяю, аудитория сформировалась. Это очень интересно — и в общем я этому даже рад.

— Как известно, вы бегаете марафон...

— Да, каждый год где-нибудь бегу.

— И за сколько пробегаете?

— Мой личный рекорд — три часа и двадцать с чем-то минут. Но сейчас я уже так быстро не бегаю.

— И о чем вы думаете, когда бежите?

— Да ни о чем... Потею и пива хочу.

— Пива? Но, если верить американскому журналу Salon Magazine, вы в тридцать три года бросили пить, курить и стали бегать по утрам.

— Пить? Пить я не бросил. Курить бросил, это да...

— Тогда придется срочно развенчать этот миф в России. А то одна рассерженная читательница даже прислала и-мейл: "Спросите у Мураками, почему он сам пить бросил, а герои у него в книжках не просыхают?"

— Да не бросал я! (Смеется.) Выпиваю, как все нормальные люди... А насчет марафона — последний раз, на Хоккайдо, я бежал одиннадцать часов. Чуть не умер! А в последнее время еще триатлоном занимаюсь — там плаванье, бег и велосипед.

— То есть действительно, чтобы писать, нужна физическая сила?

— Ага. Когда я пишу, мне нужно очень сильно концентрироваться. Я просыпаюсь каждое утро в четыре, сажусь и пишу пять часов подряд. Без физической подготовки так концентрироваться не получается, хоть убей. Не знаю, как обстоит дело у русских писателей, но японские писатели страшно небрежно относятся к своему физическому состоянию. Юкио Мисима был чуть ли не единственным исключением. Но лично мне физическая энергия нужна как воздух. С тех пор, как я стал писателем, я бегаю каждый день, это очень важно.

— У ваших книг есть одна особенность, перенять которую я бы очень желал и нашим сегодняшним авторам. Подавляющее большинство наших писателей пишет в основном только для аудитории своей страны. То есть, если попробовать их перевести на другой язык, это мало кому будет понятно и нужно. А ваши книги переводятся и отлично воспринимаются в самых разных странах. Откуда это у вас?

— В юности я читал сплошь зарубежную литературу. Лет до семнадцати — русскую, а затем сам выучил английский и переключился на американцев в оригинале. Поэтому мое письмо — это, можно сказать, некий "микс" из влияний русской литературы XIX века и американской прозы ХХ. А японской литературы в общем почти не читал.

— В "Хрониках Заводной Птицы" вы поднимаете тему Халхин-Гола, о которой десятки лет было, так сказать, "не очень принято" писать ни в России, ни в Японии, ни в Китае, ни в Монголии. Где вы собирали материал, чтобы писать об этом?

— Нигде.

— То есть как, вы все это придумали?

— Сначала придумал и написал. А уже потом поехал во Внутреннюю Монголию и в Китай. Поехал, проверил — и сам удивился: все очень похоже, такое действительно могло быть.

— Но, если такие вещи не проверять, очень трудно кого-нибудь не обидеть или не разозлить...

— Но я же очень много прочел до того, как об этом писать. В разных книгах понемногу об этом написано. И общая атмосфера как-то прорисовывалась. Общие картины, настроение. И все это постепенно оседало в голове. Написал, проверил — все так и было.

— То есть об историчности вы особо не думали?

— Из соображений историчности я составил некий список фактов, которые потом проверял: это было, и это было, такие-то события действительно имели место. А в пространстве между этими фактами писал собственно повествование.

— А о японцах в русском плену — собирали документы или с кем-то советовались?

— Документы собирал, но ни с кем не советовался.

— В своих произведениях вы создаете неожиданно мягкие и "живые" женские персонажи. Хотя в традиционной японской литературе женские образы, как правило, абстрактно-размытые и служат лишь неким сопроводительным фоном для описания главных героев, мужчин. Это тоже влияние западной литературы или что-то еще?

— Японское общество очень патриархально. В каком-то смысле оно подобно жестко организованной фирме, в которой все подчиняется воле сильнейшего мужского начала, этакой "воле отца". Я все это очень не люблю — то, что вокруг слишком много сурового мужского начала, сверх всякой необходимости. Мне всегда хотелось выправлять этот дисбаланс и выписывать женщин с мягкостью и любовью.

— В свое время меня шокировало, что женщине в японской фирме, как бы она ни старалась, никогда не дают продвинуться по службе выше начальника секции.

— Да-да, все оттого, что мужчина здесь слишком превозносит себя, кичится донельзя во всех своих социальных проявлениях. У меня к этому стойкое отвращение... Кроме того, половое разделение есть ведь и внутри человека — "анима" и "анимус": в любом мужчине есть и женское начало, а в любой женщине — мужское. Каждый мужчина, проанализировав свои мысли и поступки до мельчайших деталей, обязательно заметит в себе и женщину. Но очень многие мужчины не хотят признавать, что в них есть женское начало. Предлагаешь им на него посмотреть, а они отворачиваются. Ну а я человек, который пишет, я хочу описывать все, что вижу. Когда я замечаю в себе какие-то женские проявления, я начинаю их описывать, и получаются мои женские персонажи.

— Но в разных людях соотношение мужского и женского неодинаково, верно?

— Да, разумеется.

— Тогда, извините за прямоту, каково примерно это соотношение внутри вас? Ну, может, не в процентах, но все-таки...

— В моем случае никакого соотношения нет. Просто у меня внутри живут и женщина, и мужчина, и каждый из них совершает свою, отдельную работу. Кого из них больше, кого меньше — так я в принципе вопрос для себя не ставлю. Я не знаю, как ощущают это в себе другие люди, а также плохо представляю, как эти двое уживаются у меня внутри.

— В романе "Страна чудес без тормозов", который выйдет в России этой осенью, герой спрашивает: "Так что же, если у человека забирают его тень, значит, он теряет кокоро?" То есть мне нужно перевести японское слово "кокоро"...

— О да! Я представляю, как вы влипли...

— Это что-то среднее между "душой", "сердцем" и "сознанием", так? Альфред Бирнбаум перевел это на английский как "mind". Но "mind" — это все-таки гораздо больше "от головы", не правда ли... "Сердце" в данном контексте прозвучит слишком физиологично. "Душа" — боюсь, чересчур религиозно. Что же именно вы хотели передать этим словом "кокоро"?

— Да, mind тут не совсем подходит... Японское "кокоро" обязательно включает и теплоту. То, что связывает память с человеческой теплотой. Где-то ближе к tenderness, что ли... Немножко от mind, немножко от soul — и в то же время чувствуешь, как бьется живое сердце. В моем же романе вы можете считать, что потерявший тень — это потерявший теплоту, смысл один и тот же.

— Хм... Похоже, по-русски это все-таки "душа"... Я подумаю, спасибо.

— Да, особенно такие вещи переводить нелегко, я прекрасно вас понимаю.

— Вы хотели бы приехать в Россию?

— Хотел бы, но у меня столько дел... Не знаю, когда и выберусь.

— Но не из страха, что вы плохо понимаете, как и что там сейчас?

— Нет, вовсе нет. Просто... Я пишу путевые заметки, публикую их в журналах. Поездки куда-либо — это всегда часть работы. Если получится — может быть, в следующем году. Вот только... куда, по-вашему, поехать было бы интересней всего?

Наступает мой звездный час. Следующие 15 минут я "гружу" его информацией о своей родине — острове Сахалин. О корейских невозвращенцах, детях-полукровках от японских пленных, буях с иероглифами после шторма на взморье, вымерших айнах и "невернутых" японцам же островах, которые в ясный день просматриваются с мыса Крильон.

ХМ (всерьез задумавшись): "М-да, Сахалин — это действительно интересно... А что если я туда соберусь, скажем, в следующем году, как потеплее станет, — вы составите мне компанию?"

ДК: "А как же!"


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 27 ноя 2007, 16:16 
Не в сети
Пользователь
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 сен 2007, 22:26
Сообщения: 15349
Откуда: Там чудеса, там леший бродит...
Благодарил (а): 110 раз.
Поблагодарили: 177 раз.
Награды: 1
Изображение

Харуки Мураками (Haruki Murakami) родился 12 января 1949 в Киото в семье преподавателей японской литературы. Потом его семья переехала в Кобе - крупный японский морской порт. Тогда же у него пробудился интерес к зарубежной литературе.
В 1968 году Харуки поступил в университет Васеда на факультет театрального искусства. Учеба его не увлекала, поэтому он коротал дни перечитывая бесчисленное количество сценариев, хранящихся в институтском музее. Три года спустя он женился на девушке о которой известно только ее имя Ёко. В студенческие годы принимал участие в антивоенном движении, выступал против войны во Вьетнаме. Мураками успешно окончил университет Васэда и получил степень по современной драматургии.
В 1974 году в Токио Харуки открыл джаз бар "Peter Cat", которым управлял в течение 7 лет. В этом же году присутствуя на бейсбольном матче, Мураками внезапно почувствовал, что должен написать роман, хотя никогда прежде не пробовал себя как писатель, считая, что не наделен талантом. В апреле 1974 года ему пришло в голову написать свой первый роман - "Услышь, как поет ветер". Роман был опубликован в 1979 году и удостоился национальной литературной премии для начинающих авторов.
Несколько лет спустя в интервью Publishers Weekly, Мураками сказал, что считает эти работы "слабыми" и не желал бы их перевода на другие языки. Но все-таки народ признал эти романы, так как в них уже прослеживалась своя манера написания, неприсущая другим авторам. Эта книга вместе с романами "Пинбол-73" и "Охота на овец" составила "Трилогию крысы". Мураками любит путешествия, а проведя три года в Греции и Италии, он приехал в США и обосновался в Принстоне, где преподавал в местном университете.
В 1980 году ХМ продал бар, а на жизнь начал зарабатывать своими произведениями. В 1981 он завершил "Охоту на овец", получив еще одну награду. С этого романа начался его путь к миллионным тиражам и всемирной популярности. Народное признание на родине и финансовое процветание пришло к Харуки с публикацией в 1987 году романа "Норвежский лес", проданного тиражом в 2 миллиона копий. Этот роман был написан во время длительного путешествия Мураками в Грецию и Рим. Именно эта книга утвердила его славу не только в Японии, но и в других странах. «Норвежский лес, по праву считается одним из самых лучших романов Харуки Мураками.
В том же 1987 Харуки Мураками был приглашен Принстонским Институтом (Нью-Джерси) в качестве преподавателя и переехал жить в Соединенные Штаты Америки. C 1992 он преподает уже в Университет имени Уильяма Горварда Тафта (Калифорния). За это время он написал большую часть "Хроник заводной птицы", наверное, самого емкого и сложного своего романа.
Харуки Мураками - самый популярный писатель современной Японии, лауреат литературной премии "Иомиури", присуждавшейся таким прославленным авторам, как Юкио Мисима, Кэндзабуро Оэ, Кобо Абэ, - широко известен в России. Произведения Харуки Мураками переведены на 20 языков мира.
"Я редко возвращаюсь к своим книгам и перечитываю то, что написал", - говорит Харуки Мураками - человек, пишущий по одному роману в год, активно переводящийся на русский язык прекрасным переводчиком, фанатом Мураками Дмитрием Ковалениным, который недавно выпустил книгу "Муракамиведенье", и рассказал в ней о творческом пути Харуки Мураками.


Вернуться к началу
 Профиль My Фотогалерея  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 27 ноя 2007, 16:17 
Не в сети
Пользователь
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 29 сен 2007, 22:26
Сообщения: 15349
Откуда: Там чудеса, там леший бродит...
Благодарил (а): 110 раз.
Поблагодарили: 177 раз.
Награды: 1
Дед Харуки Мураками — буддийский священник, содержал небольшой храм. Отец преподавал в школе японский язык и литературу, а в свободное время также занимался буддийским просветительством. Учился по специальности "классическая драма" на отделении театральных искусств университета Васэда. В 1950 cемья писателя переехала в г. Асия — пригород порта Кобэ (префектура Хёго). В 1974 году открыл свой джаз-бар "Питер Кэт". Женат, детей нет, увлекается марафонским бегом. В начале 1990-х вел ток-шоу для полуночников на одном из коммерческих каналов в Токио, беседовал о западной музыке и субкультуре. Выпустил несколько фотоальбомов и путеводителей по западной музыке, коктейлям и кулинарии. Известен своей коллекцией из 40 тысяч джазовых пластинок.

В 1982 году за роман «Охота на овец» Мураками был удостоен Литературной премии Номы для начинающих писателей. Его следующий роман «Страна Чудес без тормозов и Конец Света» получил в 1985 году престижную премию Танидзаки. В 1996 году за книгу «Хроники Заводной Птицы» писатель был награждён литературной премией Йомиури.


Вернуться к началу
 Профиль My Фотогалерея  
 
 Заголовок сообщения: Японцы стоят в очередях за новой книгой Мураками
СообщениеДобавлено: 18 июн 2010, 08:33 
Не в сети
Наполеониха
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 май 2010, 20:59
Сообщения: 6491
Откуда: Минск
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 14 раз.
Награды: 2
Японские любители литературы в пятницу выстроились в очереди за продолжением романа Харуки Мураками "1Q84", сообщает агентсво Reuters.


Десятки людей пришли к дверям книжных магазинов еще ночью. В то время как тираж первых двух томов романа составил около 2,4 миллиона экземпляров, третья часть пока будет напечатана в количестве 700 тысяч книг.

"Я готов ночь не спать, чтобы его прочитать. Прошло много времени с того момента, когда я прочитал первую и вторую части. Я ждал этого", - сказал 29-лентий сотрудник рекламного агентства Аяко Араи - один из счастливых обладателей 602-страничного издания ценой 9 долларов.

Героями первых двух томов "1Q84" являются инструктор фитнес- клуба Аомамэ и учитель математики Тэнго, в повествовании затрагиваются темы веры и религии, культов, любви и секса, насилия и потери себя.

В названии книги угадывается название произведения Джорджа Оруэлла "1984". Вместо девятки стоит буква Q - которая читается так же, как и числительное девять по-японски.

Определенную роль в ажиотаже, сопровождавшем продажи первых двух томов, сыграла грамотно проведенная пиар-компания. До самого момента начала продаж содержание книги и даже краткая сюжетная линия оставалась неизвестной как для покупателей, так и для критиков. Такая же политика таинственности сопровождает и начало продаж третьего тома книги.

Кроме того, книги с продолжением романа были отправлены в магазины в непрозрачных картонных коробках, а не пластиковых, как обычно. Таким образом, не только содержание, но обложка до пятницы была известна только узкому кругу людей, имеющих непосредственное отношение к изданию книги.

Роман "1Q84" Мураками вышел в мае 2009 года и вызвал ажиотаж еще до начала продаж. Первые два тома "1Q84" стали безусловным лидером среди бестселлеров года с общим уровнем продаж в два миллиона экземпляров. Причем первый миллион был продан всего через две недели с начала продаж.


Читала многие его романы. Особенно понравились своей необычностью "Конец света, или страна чудес без тормозов" и своей пронзительностью "Норвежский лес". Цикл "Подземка" также впечатлил своей документальностью и хорошей передачей состояний людей в том метро. А вам как?[/img]


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 июн 2010, 14:28 
Не в сети
Пользователь
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 ноя 2009, 22:20
Сообщения: 207
Откуда: Минск
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
"Норвежский лес"очень впечатлил.Некоторое время находилась под очень большим впечатлением.
Думаю,найду время и продолжу читать его книги.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 июн 2010, 17:01 
Не в сети
Компромиссионер
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 10 сен 2007, 17:27
Сообщения: 2515
Откуда: Из небытия
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 5 раз.
Награды: 1
А у меня времени хватает только на то, что бы вечерами, выйдя на балкон покурить, прочесть несколько творений Северянина (поэт "серебрянного" века и хороший друг Есенина, если кто не в курсе).
"Норвежский лес" уже год лежит у меня на столе, но так ни разу не выпало время перевернуть первую страницу. :o


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18 июн 2010, 21:40 
Не в сети
Наполеониха
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 май 2010, 20:59
Сообщения: 6491
Откуда: Минск
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 14 раз.
Награды: 2
Shiny
Рада,что есть единомышленники!)

Parkhim, а ты все-таки найди!)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Харуки Мураками
СообщениеДобавлено: 30 окт 2010, 06:15 
Не в сети
Пользователь
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2010, 03:52
Сообщения: 189
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
А "Послемрак" кисловат...
Но Трилогия Крысы -- форэва ))


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Харуки Мураками
СообщениеДобавлено: 30 окт 2010, 06:16 
Не в сети
Пользователь
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 23 окт 2010, 03:52
Сообщения: 189
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Parkhim писал(а):
ий лес" уже год лежит у меня на столе, но так ни разу не выпало время перевернуть перв

хорошая книга. добрая.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Харуки Мураками
СообщениеДобавлено: 15 май 2011, 01:24 
Не в сети
Пользователь
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 май 2011, 00:42
Сообщения: 56
Откуда: Брест
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.
Ооо...Муракми.Отличный писатель,люблю его книги.)Первый роман,который я прочитал, был "К югу от границы, на запад от солнца" произвёл на меня большое впечатление,прочитал за ночь.Так же читал "Охоту на овец" и "Норвежсий лес",моё мнение: романы шикарны. Недавно был в минске,купил на ярмарке "Страна чудес без тормозов и конец света",буду читать


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Харуки Мураками
СообщениеДобавлено: 04 июл 2011, 10:35 
Не в сети
Наполеониха
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 май 2010, 20:59
Сообщения: 6491
Откуда: Минск
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 14 раз.
Награды: 2
Подземка. Подземный мир

Изображение

Вы кому-то отдали часть своего "Я" и получили взамен этого повесть? Вы уступили часть своей личности некой системе? Если это так, система эта когда-нибудь потребует от вас совершить какое-то "безумство"? Повесть, которую вы сейчас имеете, - действительно ли она ваша? И свои ли сны вы видите по ночам? Не могут ли они быть видениями какого-то другого человека и в какой-то момент превратиться в кошмар?
Перед вами не просто книга выдающегося японского прозаика Харуки Мураками о жертвах зариновой атаки в токийском метро в марте 1995 года.

Это прежде всего произведение о современных японцах, написанное ими самими, - и уникальное повествование, актуальное в любой стране, пока в мире существует угроза терроризма.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Харуки Мураками
СообщениеДобавлено: 04 июл 2011, 10:36 
Не в сети
Наполеониха
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 май 2010, 20:59
Сообщения: 6491
Откуда: Минск
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 14 раз.
Награды: 2
Край обетованный

Изображение

Все мы хотим разобраться в том, зачем рождаемся, живем на Земле, а потом умираем и исчезаем. И не следует особенно осуждать искреннее стремление найти ответы на эти вопросы. Тем не менее, как раз здесь и можно "нажать не ту кнопку", сделать роковую ошибку. Реальность начинает искажаться, и ты вдруг замечаешь, что край обетованный превратился в нечто иное…

"Край обетованный" - пожалуй, самая острая и спорная книга выдающегося японского писателя Харуки Мураками, исследующая природу зла в современном мире.
Впервые на русском языке.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Харуки Мураками
СообщениеДобавлено: 04 июл 2011, 10:38 
Не в сети
Наполеониха
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 май 2010, 20:59
Сообщения: 6491
Откуда: Минск
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 14 раз.
Награды: 2
Конец света, или страна чудес без тормозов

Изображение

...Все тени умирают в Городе. Иначе от них останется нежить, которая уходит в Лес. Именно там живут люди, которые не смогли до конца убить свою тень...

...Череп пропал еще в 42-м, во время блокады Ленинграда, когда немцы разбомбили университет. Так исчезло единственное в мире доказательство существования единорогов...

...- Читателю Снов нужен статус. Сейчас ты получишь его. - Страж Ворот оттягивает мне правое веко и протыкает зрачок острием ножа...

Золотые единороги и тайны человеческого подсознания, информационные технологии и особенности секса с ненасытными библиотекарями. .. Самый загадочный и мистический роман Харуки Мураками.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Харуки Мураками
СообщениеДобавлено: 04 июл 2011, 10:41 
Не в сети
Наполеониха
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 28 май 2010, 20:59
Сообщения: 6491
Откуда: Минск
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 14 раз.
Награды: 2
Норвежский лес

Изображение

Повествует о сложных человеческих судьбах в Японии второй половины XX века. Этот роман прежде всего поднимает вопросы потерь и сексуальной жизни человека. Главный герой и рассказчик — Тоору Ватанабэ, который вспоминает свои былые дни в качестве студента токийского университета. Посредством его воспоминаний читатель знакомится с развитием его отношений с двумя совершенно разными девушками — прекрасной, но психологически травмированной Наоко, и эмоциональной, живой Мидори.

Действо происходит в Токио 1960-х годов, в то время, когда японские студенты вместе со студентами всего мира протестовали против установленного порядка.

Харуки Мураками не устает подчеркивать, что его романы — ни в коем случае не являются автобиографией. «Просто я отношусь к такому типу людей, которые ничего не могут понять, пока не попробуют записать это на бумаге».
Тема смерти проходит через многие произведения Мураками. Говоря об этом, нельзя не вспомнить Юкио Мисима. В своей работе «Введение в Хагакурэ» он писал:

«Японцы — это люди, которые в основе своей повседневной жизни всегда осознают смерть. Японский идеал смерти ясен и прост, и в этом смысле он отличается от отвратительной, ужасной смерти, какой она видится людям Запада.

… Японское искусство обогащает не жестокая и дикая смерть, а скорее — смерть, из-под ужасающей маски которой бьет чистый родник. Этот родник дает начало многим ручейкам, которые несут свою чистую воду в наш мир. … Даже в случае самоубийства, в котором, казалось бы, все решает сам человек, на пути к смерти важную роль играет судьба, неподвластная человеческой воле».

В 2010 году Чан Ань Хунг экранизировал роман "Норвежский лес". Впервые фильм был показан на Веницианском кинофестивале. В России "Норвежский лес" в ограниченном прокате с 16 декабря 2010 года.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Харуки Мураками
СообщениеДобавлено: 24 авг 2014, 17:02 
Не в сети
Пользователь
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 авг 2014, 12:31
Сообщения: 257
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 6 раз.
Мода на Мураками сподвигла меня прочитать "Норвежский лес". Было интересно, но пока продолжения знакомства с Мураками нет, нет времени....


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 17 ]  На страницу 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  

Яндекс.Метрика

Администрация форума не несет ответственности за достоверность информации, предоставляемой пользователями